ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

16 марта 2018

Главный по Золотому кольцу Забайкалья

Николай Селезнев занимает пост главы Читинского района с 2013 года. Он когда-то делал гайки на заводе и задерживал преступников, а сегодня руководит жизнью 23 поселений, которые сам называет Садовым кольцом вокруг Читы. О том, как это непросто, но интересно – в интервью ИА "Чита.Ру".

– Когда вы впервые избирались руководителем Читинского района, вы наверняка представляли, что это за район, какие там проблемы, задачи. Ваши ожидания совпали с тем, что на самом деле?

– Шёл я осознанно. В 2012 году участвовал в выборах главы Атамановки, где я и живу, проиграл там, занял второе место.

Вообще в районе я очень давно, школу в Атамановке окончил, живу здесь, отсюда призывался в армию, я местный, из Читинского района. После армии, в 1985 году, я начал служить в органах внутренних дел – милиции. Ушёл на пенсию. Работал здесь. Поэтому да, это было осознанно. Конечно, то, что видел и знал, и то, что было в действительности, когда я в это окунулся, немножко отличается.

Уровень жизни замер в 2000-х

– Вроде должно быть немного получше всё, но в настоящее время у нас получается, что уровень жизни народа как будто остановился и замер где-то в 2000-х годах. В некоторых населённых пунктах, особенно в отдалённых, может быть, ещё хуже стало, потому что раньше там были рабочие посёлки, большие совхозы. Сейчас ни одного совхоза нет, предприятий очень много не стало, одни развалины остались. Люди живут рядом с развалинами того, что было. Дома, может быть, стали лучше, красивее; появились другие стройматериалы, нет покосившихся заборов, дома обшиты. В некоторых домах – заходишь, будто в сад попадаешь. Но если раньше в каждом рабочем посёлке, в каждом дворе было своё личное подсобное хозяйство, то сейчас в посёлке всего в 15-20 дворах держат скот. Молодёжь уезжает, потому что работы нет, на вахту, стараются в город переехать.

– Заметен отток населения из сёл?

В Читинском районе статистика свидетельствует об обратном. По переписи на 1 января 2017 года у нас живут 65,2 тысячи человек, хотя на самом деле населения больше, потому что идёт миграция из районов края в Читинский район. Люди живут у родственников, покупают и строят дома. Практически все работают в Чите, но дома дешевле брать в районе, в населённых пунктах вокруг Читы, – Атамановке, Засопке, Домне, Кручине, Смоленке, Угдане, Верх-Чите, Шишкино. Это наше читинское Золотое кольцо.

А с дальних сёл все уезжают. Взять тот же Ленинск – 210 километров до него. Там когда-то тоже работали, посёлок очень хорошо развит был, сейчас там живёт всего около 200 человек и молодёжи вообще нет. В школе учится 23 ребёнка. В первом классе – два человека. На следующий год, по прогнозам, не будет первоклассников.

На станции Кука учатся всего восемь детей. Здание под школу не приспособлено, школьников нужно возить в хорошую школу на станцию Лесную или в ту же Яблоновую. Народу очень тяжело это объяснить, что будущего у этой станции нет.

В селе Авдей сельского поселения "Шишкинское" живут около 180-200 человек, шесть детей учатся в начальной школе. Тоже можно было взять их на подвоз. Там 3 миллиона тратится на её содержание, на зарплату педагогам, а на подвоз будет уходить кратно меньше. Но школу оставили – село специфическое, школу закрывать нельзя, потому что это национальное бурятское село.

Район у нас большой – 15 с лишним тысяч квадратных километров, мы пятое место по территории в крае занимаем. Средняя плотность – 4,2 человека на квадратный метр. Это самая большая плотность по краю. Поэтому вопросов возникает очень много.

– В Ленинске вопрос был по фельдшерско-акушерскому пункту и фельдшеру. Два года назад кандидатов в фельдшеры не было и работала беременная молодая девушка.

– Там осталась только санитарка, которая оказать помощь не может. В настоящее время в районе 10 ФАПов на замке – нет специалистов: фельдшеров, медсестёр. Все хотят жить в современных условиях, особенно молодые. Отучившись, пожив в краевом центре, взгляд меняется на жизнь. Они не хотят ходить в холодный туалет, в баню.

Хотя по ФАПам показательный пример в Бургени, где построен новый пункт, с новым оборудованием, а на второй половине – жильё для специалистов. Когда программа начиналась, её должен был финансировать Сбербанк, но в районе настали трудные времена – должны были открыть 10, открыли пока один.

– А остальные будут?

– Будут. Может быть, не все, но сейчас рассматривается амбулатория в Шишкино и в сельском поселении "Леснинское". Там люди работают, но на само здание смотреть невозможно.

Всё упирается в бюджет. У нас же есть консолидированный, есть отдельно – района и поселения. Консолидированный бюджет района – это бюджет, в который входят бюджеты 23 поселений: двадцати сельских, трёх городских и сам район.

Полномочия у нас распределяются. Допустим, за здравоохранение отвечает край, мы только помогаем. Образование – только район курирует. Мы не можем воспринять 136-й федеральный закон, который вышел в 2014 году, в соответствии с которым 25 полномочий из сельских поселений были переданы на район. Соответственно с этим же были внесены изменения в бюджетный кодекс, и если раньше в сельских поселениях оставалось 10% налога на доходы физических лиц, то сейчас – всего 2% НДФЛ. Это вообще копейки. Плюс, конечно, доходная база поселений – это местные налоги, но это копейки, у нас все сельские поселения без исключения дотационные. Так же, как и район.

У глав остались такие полномочия, как участие в сборе и вывозе мусора, ответственность за свалки. Даже кладбище убирать – отдали району. Ну неужели району виднее, когда убирать кладбище?

Рюкзак с полномочиями

– В соответствии с передачей полномочий от поселений в район в 2016 году край разработал методику. В зависимости от численности населения утвердили комплектацию муниципальных служащих. Все наши поселения в основном попали в ситуацию, когда у них всего 2,5 штатных единицы, это надо было всех уволить.

Например, Маккавеево, где население чуть больше 4 тысяч человек, штатная численность должна составлять 3,88 человека – это одна выборная ставка главы поселения, две ставки муниципальных служащих, и от всего этого 0,38 ставки технического персонала. Это и уборщица, и водитель, и остальные. А где-то это ещё и истопники. Конечно, это неправильно

В Атамановке больше 10 тысяч человек населения, им дают 7,5 муниципальных служащих, Самое-то главное, что у городских поселений полномочия не забрали. У них как были свои 38 полномочий, так они их и выполняют.

Мы подготовили письмо на имя разработчика в управление по взаимодействию с органами местного самоуправления [края]. Нам ответили, что эта методика приводит всё в соответствие.

Но люди как шли со своими проблемами и вопросами к избранному главе: почему улицу не засыпали, почему дорогу не сделали, – так и идут. Он же не будет говорить: "Извини, дороги делает район".

С 1 января 2019 года восемь полномочий сельским поселениям отдадут назад, и, самое главное, 5% налога добавят им обратно. Но это с 2019 года.

У многих бюджетных организаций заблокированы счета. Район не справляется – надел на себя большой рюкзак, а донести полномочия не может. Несколько глав сами пришли и сказали: "Да, мы будем это делать" (содержать свалки и исполнять полномочия по содержанию мест захоронений – ЮС). Они всё равно это делают, но на свой страх и риск, и им ни копейки нельзя из того же скудного бюджета [на это] потратить. Они как-то договариваются с предпринимателями, у которых есть транспорт, и всё равно чистят, вывозят мусор. А так у них хотя бы будут деньги.

На 6 декабря у нас 62 образовательных учреждения, из них у 61 заблокированы счета. На сегодняшний день заблокированы счета у 22 детсада, 11 школ, 2 учреждениях доподнительного образования и 13 администраций городских и сельских поселений.

– Есть механизмы по разблокировке? Это полномочия края?

– Нет, это полномочия района. Край свои исполняет. Нам поступает субвенция на зарплату педагогам, тут вопросов нет. С февраля пошла тенденция по разблокировке за счёт дополнительных средств, выделяемых из краевого бюджета.

Со школами вообще проблема. В той же Атамановке здание построили в 1963 году. Я сам её оканчивал в своё время. Туда приходишь – плакать хочется, ничего не изменилось внешне практически. Единственное, классы немножко другие, и то не везде. Рассчитана она на 560 мест, сейчас в ней учатся 1,1 тысячи учеников. Скорее всего, будет в Сохондо школа построена, в Смоленке, и хотелось бы в Атамановке и Домне.

– Когда?

– Если программа до 2025 года, даже внуки мои уже школу окончат. Мы ещё должны были в новой школе учиться, при нас она началась строиться. Было построено два этажа здания в районе 103-го бронетанкового завода, а в 2012 году его разобрали, сказали, что трещина пошла. Такая же ситуация была в Смоленке. Та же дорога на Елизаветино – до половины заасфальтирована, до половины – ёлки.

С дорогами в Читинском районе к поселениям тоже плоховато, но, по сравнению с другими они более-менее нормальные.

У нас и дорожный фонд немного побольше, и протяжённость – 812 километров дорог. Люди говорят: "Почему вы нам не можете сделать?". А в прошлом году сыпчегурский мост, по которому ходит школьный автобус, проваливался, мы туда вложили очень большие средства. В Ерёмино постоянно размывает, там тоже школьный автобус надо. Мост в Иргени построили. И грейдеровка везде идёт. Понятно, что хотелось бы всё больше, но отталкиваемся от выделенных средств.

– Правильно, что зарплаты технического персонала полностью передали на районы?

– Нет, конечно, не правильно. Но здесь мы сделать ничего не можем. Даже мастера производственного обучения не попали в субвенции. В той же беклемишевской школе обучали водителей, там очень хорошая молодёжно-производственная бригада, они и на комбайнах, и на тракторах ездят, на конкурсах выступают. Там у нас коллективное хозяйство на базе беклемишевской школы. Теперь содержать мы их должны сами из бюджета района. В шишкинской школе то же самое. Тут и весь обслуживающий персонал: технички, дворники, повара, уборщики – в бюджете района.

– Насколько это утяжеляет бюджет района?

– Тут никуда не денешься, всё равно это надо делать. Без обслуживающего персонала ничего не сделаешь. Мало того, мы же ещё содержим 100 с лишним водокачек. Мы передали их центру, они все числятся в этом предприятии. Приезжаешь в село, работники приходят, спрашивают: "Почему у нас зарплата всего 6 тысяч рублей?"

– А как объясняете?

– Так и объясняем, что есть штатное расписание, которое мы составили, исходя из нашего бюджета.

– То есть то, на что хватает денег.

– Да. Поэтому кто желает, тот работает. Кто не желает, тот едет на вахту.

– Много увольняются?

– Увольняются, конечно, текучка есть. Но люди живут и работают по несколько лет, они уже знают, где замазать печку, когда она задымит, и всё остальное. Недовольства, конечно, много, но без работы в селе очень тяжело.

– У них сильно изменилась зарплата после передачи полномочий?

– Нет, она практически не изменилась. Они и так получали минимальную. Единственное, что сейчас в Госдуме принят закон об увеличении МРОТ. Понятно, что какие-то деньги дадут, но всё остальное – налоги и прочее – это нагрузка на бюджет. Новый детский сад или новую школу открываем – это опять нагрузка на бюджет, ведь их нужно содержать. Никуда не деться, и делаем. Край прислушивается.

Мусор на Арахлее

– На вашей территории особенное место – Ивано-Арахлейский природный заказник. Какие-то нюансы в управлении есть в связи с этим?

– Было сначала непонимание людей. В заказник попало семь населённых пунктов. Как люди там жили, так и живут. Да, если вы браконьерничаете – нельзя этого делать. Иди с удочкой рыбачь. Скотина как ходила пить в Иван-озеро, так и ходит. Единственный вопрос возник с РЖД, когда они построили свою дачу, хотели быстро-быстро провести публичные слушания. Но там очень интересная система – якобы это новаторство, но народ его не принял. Вторые публичные слушания уже вёл я, мы объяснили, но народ был против, и всё, проект не состоялся.

– С вывозом мусора из Ивано-Арахлейского заказника вопрос решён?

– В черте населённых пунктов убирается Арахлейское поселение, немного Сохондинское. Сейчас будет компания, которая будет вывозить этот мусор. Часть они уже вывезли. Здесь было небольшое недопонимание между нами и дирекцией. Сейчас мы определим место, оформим его. Там работало ООО "Эко", у него были договоры с базами. Но до конца не довели, видно, не хотели тратить свои деньги, потому что место несанкционированной свалки – как раз на границе заказника. Перед озером Тасей есть отворот направо, там будет официальное место. Туда вывозили, но не все. У нас вообще проблема с мусором, но теперь полномочия по утилизации мусора стали краевыми.

В крае разработана схема территориального разделения. Там обозначены семь полигонов, где будет производиться утилизация мусора. Один из них – это полигон за Атамановкой в Пади Глубокой. Туда должны были возить Чита, Читинский район и Карымский район. Когда народ об этом узнал, все встали, я как атамановский депутат был на стороне народа, и мы всё-таки отстояли.

– Раньше был плодопитомник в Атамановке. Нет идеи возродить подобный проект?

– Пока таких больших проектов, как питомник, нет. Там же и свалка, и заправка "Роснефти". Дальше уже крестьянско-фермерские хозяйства стоят. Хотя у людей такая ностальгия есть. Старые специалисты плодопитомника до сих пор выращивают саженцы. Но в районе есть и другие хорошие проекты. Сейчас можно купить радужную форель у предпринимателя Туркова. У Бондаровича можно молоко купить.

– Как-то непросто у Бондаровича дела.

– Да. Я так понимаю, что вначале была обещана субсидия той же процентной ставки. Но не всё получилось. У нас много таких крестьянско-фермерских хозяйств.

– В Маккавеево совместно с китайцами проект?

– Мы туда выезжали с депутатами, смотрели. Как раз они под плёнку посадили картофель, сделали капельный полив. Планировали собрать два урожая. Евгения Стрельцова (директора https://www.chita.ru/articles/88238/ компании "Новый материк", работающей в Маккавеево – ЮС) я знаю хорошо, мы с ним вместе работали. Он нам всё показал, рассказал, как они огурцы выращивают. Молодцы, что работают. Мало того, у них же сейчас ещё и "Черновский овощевод".

Точил гайки, носил погоны

– А вы сами дачник?

– Да. Вырастил, например, арбуз весом 2 килограмма. У меня в Атамановке дача, две теплицы. Нынче я сделал курятник, правда, не до конца. Я хочу пять кур, пять уток, пять однофамильцев – селезней. Взять штук 20 на пробу.

Живу в пятиэтажном доме, где отец тоже жил. Дачу рядом прикупил, картофель выращиваю, овощи. Раздаю. Нынче церковь в Атамановке у меня без огурцов осталась – заморозки были 26 августа. Картошка нынче в подвал не вошла, я в детский сад отвёз.

– То есть вы на даче тоже пашете?

Да. Две теплицы – утром открыть, вечером закрыть, полить. Ягода, малина. Пытался арбузы вырастить. Первый раз получилось, но за ними уход нужен, подвешивать их. Второй год они не выросли, и я их завязал – раздал. Перцы выращиваю, баклажаны.

У нас в Засопке выращивают очень много овощей. В Смоленке, в Сивяково Грудин производит сметану, молоко. Есть зоопитомник в Амодово. В Новокручининске соколы были, но у разводивших их предпринимателей что-то не получилось, они съехали от нас. Есть увлечённые люди. Но вот плодопитомник чтобы – это надо, чтобы ещё Шокалюк родился (ученик Мичурина Вячеслав Шокалюк, легендарный агроном Атамановского плодопитомника, начавший работать там в конце 30-х годов.

Все через завод прошли

В наше время, в начале 80-х, мне отец как говорил: "Не поступишь в институт – вон у тебя дорога на завод 103-й". И всё. Так и получилось. Я не поступил. Но в школе я получил специальность уже и на заводе гайки точил. У нас в Атамановке все через завод прошли.

– Долго гайки точили?

– Месяцев 8. В августе не поступил, а в мае забрали в армию.

– Куда поступали?

– В омскую высшую школу милиции. Это была единственная в Советском Союзе школа милиции, куда брали до армии.

– Почему в милицию?

– Не знаю. В школе ещё такое желание возникло.

– А папа не милиционер?

– Он инженер, на заводе работал. Потом у геологов.

– Не удивлялся он – куда вас потянуло?

– Нет, он нормально воспринял. Нас три брата. Два милиционера, один – предприниматель.

Я закончил две школы – новосибирскую и хабаровскую высшую школу милиции, а работал в подразделении по борьбе с экономической преступностью. Потом ушёл на пенсию. После пенсии думал, чем заняться. Немножко предпринимательством, пассажирскими перевозками, были у меня "Газели", потом свой ЧОП был. Потом меня пригласили на станкостроительный завод. Сначала охрана, потом безопасность, потом, после смерти отца, в 2009 году я стал директором Читинского станкостроительного завода и до выборов я там работал.

"Надо пойти в депутаты"

– Объясните логику: почему люди, состоявшиеся в жизни, с нормальными должностями, идут на такие непростые должности – глава района? Уголовная ответственность, проверки прокуратуры...

– Каждый заинтересованный в развитии поселения или района человек стремится стать депутатом или его главой. Я принял это решение в 2012 году, когда пошёл на выборы главы городского поселения "Атамановское". Я ведь то сроки пропущу, то поздно узнаю о выборах, то ещё что-то, и каждый раз после выборов я думал: "Надо пойти в депутаты". В 2012 году точно решил, вовремя всё узнал, собрал все документы, пошёл как самовыдвиженец и занял второе место.

– При нынешней системе местного самоуправления реально сделать, чтобы какие-то ключевые решения принимались на местах – в районах, поселениях, или это всё-таки край и федерация?

– Край и федерация. У нас по Конституции местное самоуправление – это отдельно, мы никому не подчиняемся. Сейчас – это моё субъективное мнение – такая вертикаль выстраивается, начиная от момента формирования бюджета.

2 тысячи детей в детсады

– Мы в районе около 900 мест открыли. Но если раньше у нас очередь была 1,4 тысячи человек, то сейчас очередь 1,8 тысячи человек. Из них очередь детей от 3 до 7 лет – 830 человек.

– Это четыре больших детских сада.

– В одной Атамановке 430 ребятишек в актуальной очереди. Плюс в Смоленке. То же самое в школах. А без субъекта, без федерации мы ничего не сделаем. Мы даже дорогу не сделаем. Захотим её сделать, а нам скажут: "У вас есть дорожный фонд". А его просто не хватит. Понятно, что федеральная дорога в посёлке освещена, заасфальтирована, но когда съезжаешь – всё.

И с детскими садами так. Наталья Жданова говорила, что в 2018 году проблему с ними будем закрывать. Я думаю, что на наш район будет обращено внимание.

– Ещё губернатор говорила, что про ясли надо думать. А это ещё сколько-то десятков детей.

– Да. Конечно, нужно строить, но это очень тяжело.

А если Путин прилетит?

– Если бы у вас была возможность напрямую задать вопрос Путину, вы бы о чём спросили?

– В одном из его посланий года два назад он говорил, что народ до власти должен дотянуться рукой. Я так понимаю, что это он говорил об органах местного самоуправления на местах. Но многие законы, которые принимаются на уровне Российской Федерации, не дают народу дотянуться до власти – они отталкивают.

– Например?

– Закон о передаче полномочий, что местные налоги забираются. И я бы попросил посмотреть и вернуться изначально к Конституции и не принимать законы, которые отдаляют, соблюдать Европейскую хартию в местном самоуправлении.

Автор: Юлия Скорнякова, Фото: Ксения Зимина    Источник: Чита.ру

ЛИДЕР ЗАБАЙКАЛЬСКИХ ЭСЕРОВ ОБ ИТОГАХ ВЫБОРОВ: ВСЕ БЫЛО ПРЕДСКАЗУЕМО
ПЯТЬ МАНДАТОВ ПОЛУЧИТ СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ В ЧИТИНСКОМ РАЙОНЕ
ПО ИТОГАМ ГОЛОСОВАНИЯ ПАРТИЯ СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ НАБИРАЕТ 8,97%
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА "ЗАБАЙКАЛЬЕ, В КОТОРОМ ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ"
ПРАЗДНИК ДВОРА В ЧИТИНСКОМ РАЙОНЕ
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию